БОЛЬШАКОВ СЯДЕТ С ДИЖУРОМ, ЧТОБЫ ХЛЮПИНУ НЕ ДОСТАТЬСЯ


просмотров: 2 718

– Не позволю! – Почему?! – Мне попала вожжа под мантию.

Из к/ф “Обыкновенное чудо”

Ничего не наврали – товарищ полковник по собственной воле об этом заявил прямо в ходе заседания совета народных избранников городского округа Чехов. Главный полицейский всея бывшего района при честном и не очень народе наговорил много такого-эдакого, от чего у неподготовленного читателя и уши в трубочку могут запросто свернуться, и каша в голове загустеть, и волосы дыбом даже в очень интимных местах запросто могут встать. Тут бы фельетоном да по шее читателя вдарить, чтобы протрезвел, но не можно – с полицией шутки плохи, а мы люди мирные, законопослушные, хоть и малодушные маленько. Поэтому мы заранее за все извиняемся, каемся, голову пеплом посыпаем и тихонько вам рассказываем, отчего Андрей Большаков вдруг с Николаем Дижуром собрался не только сесть рядом, но и выпить со вкусом, а также о том, кто эти люди, и почему во всем снова виноват Павел Хлюпин.

Николай Дижур – депутат, который в наш совет переехал из серпуховского. Мандат ему, правда, то давали, то отбирали, то снова давали, а чтобы получить собственный стул в представительном органе он даже поголодал за закрытие полигона. В общем, прожженый сразу в нескольких местах дядька.

Андрей Большаков – начальник ОМВД по городскому округу Чехов, также известный в городе как майор Вихрь (быстрый, смелый, честный и неподкупный), который, как писала пресса, ловит старушек, раздающих газеты на привокзальной площади, высылает автоматчиков разгонять встречи кандидатов в депутаты госдумы, а также регулярно ходит в суд отстаивать потревоженные газетой “Лопасня” и ее главным редактором собственные честь, достоинство и деловую репутацию.

Павел Хлюпин – депутат окружного совета, идейно непоколебимый медиамагнат, бессовестный владелец не заводов и не пароходов, а газет и радиостанций, нагло плюющий на ранги высокопоставленных и мечтающий способствовать тому, чтобы некоторые из высокопоставленных заслуженно стали низкопосаженными, – исключительно по закону Российской Федерации, но не без огонька. Одним пушкинским словом – сукин сын.

Теперь, когда вы всех знаете, перейдем к главному. После доклада, который прочитал, господин Большаков во время заседания совета депутатов (читайте на стр.2), у граждан, так некстати столпившихся в зале заседаний, возникло к полковнику несколько вопросов. Идейный медиамагнат Хлюпин, в частности, поинтересовался, а что думает начальник полиции по поводу того, что в Чехове активно и публично рекламируют себя проститутки, и даже адресок, где интимные услуги на любой вкус и цвет можно получить, публикуется в открытом доступе? Как так получается, что явки и пароли знают едва ли не школьники, а полиция ни сном, ни духом? “Ну, дайте адрес!”, – сказал Хлюпину полицейский Большаков.

Еще медиамагната интересовало то, почему полицейские, которые должны бороться с беззаконием, по осени берут откуп бахчевыми (и, вероятно, не только бахчевыми) у горячих кавказских парней, торгующих арбузами, вместо того, чтобы повязать горячих да без разрешения на торговлю и приставить им к горлу закон РФ? Или отчего так получается, что к матери бессовестного медиамагната Хлюпина, сдающей квартиру в аренду на законных основаниях, приходят участковый с подельником и требуют платить 5 тысяч в месяц за “крышу”? “Разберемся”, – обещал начальник полиции. А уж когда неудобоваримый депутат Хлюпин завел речь о хищениях земли, в которых подозреваются бывшие главы района, бизнесмен Стрекалов и сидящий ныне Павлинов, начальник полиции как будто разволновался: “Грабеж района начался с вашего любимого Недосеки!”. А кто же у нас все эти годы был начальником полиции? У кого это под носом район-то грабили? Кому это атата нужно надавать за попустительство?

Сразу придется оговориться, что Андрею Большакову претензии предъявлять нельзя – он пришел в полицию Чехова, когда район уже был окончательно ограблен и растерзан. Грабился ли район после 2008 года? Конечно, нет! Как можно?! Следующую цитату полковника, подтверждающую каждое наше чудовищное умозаключение, злобный медиамагнат Хлюпин отказался комментировать – просто портить великое жестокостью бренности не хочет, или исключительно из вредности. Андрей Большаков (стиль автора сохранен): “К счастью, может быть даже, вы не допущены к служебной оперативной работе, разыскной, агентурной оперативной работе. Поверьте мне, если вы когда-нибудь, дай бог, будете допущены к этой информации, то вы будете приятно удивлены той огромной работой, которая была проведена. Это – первое. Второе. Грабеж района закончился в целом, если вот смотреть на это, примерно где-то в 2008 году: ограбили всех, украли все, плюнуть некуда, куда ни сунься – туда везде.

Я пришел сюда в конце 2008 года. Я не разбирался в ситуации, я не знал Николая Борисовича (Павлинова – ред.), которого вы все прекрасно знали… Мы живем в правовом государстве и у нас есть такое понятие как презумпция невиновности, если вы понимаете, о чем я. Существует у нас уголовный кодекс. Обвинять человека и называть его жуликом, наркоманом, мафиози может только один орган – это суд. Но я скажу так… Украсть очень легко, если ты наделен полномочиями, правом подписи и все остальное…”.

Если бы это была пьеса, то ровно в этом месте должен был бы с грохотом рухнуть занавес. Но у нас правда жизни, а потому придется потерпеть еще – занавес грохнется чуть позже. То, насколько помогают полномочия жить хорошо на Руси, плевать хотевший на ранги Хлюпин предложил оценить не по словам, а по домам: мол, давайте-ка приезжай- те-ка в гости ко мне – медиамагнату и бизнесмену, который по мнению некоторых продался задорого, и посмотрите, как, где и чем я живу. А потом, сказал Хлюпин, пригласите нас, товарищ Большаков, к себе в гости – посмотрим, как живет не бизнесмен, но полицейский с фиксированным окладом и железобетонными моральными принципами.

“У меня вас приглашать к себе нет никакого желания! Вы мне неприятны как человек!”, – сказал Большаков и, ничтоже сумняшеся, добавил – “Вот с Николаем Измаиловичем выпью рюмку… Две, три! С удовольствием с ним сяду…”. Вот как хотите, так эти слова и понимайте! Может быть, Хлюпин Большакову на ногу нечаянно наступил в автобусе рейсовом, и неприязнь у последнего к первому выросла оттуда? С другой стороны, это же как нужно было оттоптать человеку ногу, как нагадить ему на голову, как напакостить, чтобы он даже с Дижуром согласился выпить – только бы Хлюпина в палаты свои с инспекцией уровня жизни государственного служащего и главного полицейского городского округа Чехов не пустить.

Ай да Хлюпин, ай да сукин сын – довел-таки хорошего человека до дижура!

 

Иван Правдоруб

6 комментариев

  1. Большаков — Андрей, Хлюпин — Павел, Дижур — Николай, и только Павлинов — Николай Борисович.
    Из статьи непонятно, — обидно, что не пригласили на рюмочку?
    Зато вот Марина Владимировна сегодня сама в гости придет. Вот ее и спросите про Андрея Витальевича и прочие беззакония. И нам интересно будет послушать.

  2. У вас была возможность самолично задать вопрос. Что же не воспользовались, коль любопытство гложет? Или только под никами в сети смелость просыпается? А нам не надо советовать темы вопросов. Все, что МЫ хотим, мы спрашиваем. Управляйте своими хотелками.
    =удачи=

    1. А что Вы так занервничали когда про Марину Владимировну речь зашла? Все? Теперь эта личность неприкосновенна? Теперь она удобна и Хлюпин дружит с ней?

  3. А то, что к Павлинову именно Большаков обращается по имени-отчеству , видимо, мимо ваших невнимательных глаз прошло. Читайте лучше. Все, что в кавычках есть прямая цитата спикера.

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

просмотров: 2 718