Я ВСПОМИНАЮ МОЙ АФГАНИСТАН


просмотров: 264

15 февраля для многих мужиков не простая дата. Мужиков, которые в течение 10 лет с 1979 по 1989 год воевали в Афганистане. С тех давних пор прошло уже много лет, однако память о той войне жива. Жива порой настолько, что нахлынувшая ностальгия по тем местам, в которых ты провел несколько лет своей молодой жизни, не дает тебе покоя. Сколько раз я мечтал попасть вновь в Афганистан и побывать в местах службы. Недаром говорят – мечты материальны. Моей мечте суждено было сбыться…

В феврале 1989 года я был непосредственным участником вывода войск из Афганистана. Наше подразделение выходило у порта Шер-Хан в зоне ответственности Пянджского пограничного отряда. Пересекли реку Пяндж и колонной двинулись в сторону родного погранот- ряда, но вместо гарнизона нас завезли на нейтральную территорию напротив города Пяндж, и мы еще две недели жили зимой в открытых окопах, прикрывая город от предполагаемого нападения душманов. Лишь к концу февраля вернулись в Союз, где и дослуживали до дембеля, охраняя южные рубежи нашей Родины.

После армии я постоянно мечтал вновь побывать в Афгане, мне даже снилось мое возвращение. Однако попасть туда из-за постоянных боевых действий было невозможно, граница была закрыта, да и не всякий здравомыслящий человек добровольно поедет в ад.

В наше время даже поговорка была – «Афганистан страна чудес – зашел в кишлак, и там исчез!» Но ностальгия была настолько сильна, что я организовал в Интернете военный форум пограничников www.pogranec.ru и получил возможность вспоминать лихие молодые годы со своими бывшими сослуживцами. Восемь лет назад я все-таки принял решение ехать! Начал сколачивать группу для путешествия по Афгану на мотоциклах! Но, увы, до практики дело так и не дошло, сумасшедших как я не нашлось. Мечта вновь отдалилась.

И вот по прошествии года вдруг неожиданно звонит знакомый по форуму «Погранец» и говорит, что в скором времени в Афган едет группа. Нужен человек с афганским опытом в помощь. На размышление 10 минут. Я уже семейный человек, растет сын, есть свое дело, а в Афгане по-прежнему стреляют, короче есть что терять… С другой стороны понимаю, что другого шанса жизнь может уже не предоставить. Жена на мой радостный вопрос о том, не будет ли она возражать, если я в Афганистан на пару неделек съезжу, только рукой махнула, понимая, что все равно поеду.

Перед вылетом общий сбор, проработка деталей путешествия, обсуждение вопросов безопасности. С нами летят два коренных афганца, ныне проживающих в Питере. Уже на этапе проработки маршрута они категорически отказываются соваться на Саланг и вообще посещать что-либо кроме Кабула и Мазари-Шарифа. Опасаются мести от соплеменников. В войну они поддерживали шурави и ушли в Союз на ПМЖ вместе с советскими войсками. Во время обсуждения закрадывается подленькая мысль отказаться пока голова цела, но охота пуще неволи!

Назад уже пути нет. В Термез прилетели рано утром. Таможня узбекская очень суровая и долгая, но мы не спешили и встали в очередь последними. Таможенники через некоторое время сами нас позвали вне очереди и весьма любезно посодействовали в оформлении документов. Наняли такси до знаменитого Термезского моста. Вновь таможня, вновь бумаги. С каждого, кто пересекает границу, взимают денежный сбор, но с русских узбекский таможенник деньги не взял, сказав: мы вас уважаем!

Мне вспомнилось сразу как у нас гнобят несчастных гастарбайтеров и стало стыдно за свой народ. Пересекаем мост – нас уже ждут бородатые ребята с калашами на двух тойотах. Но поскольку в нашей группе три человека побывавших «за речкой» в советское время, то нас не торопят ехать, дают возможность осмотреться, успокоить нервы и вспомнить как тут было 29 лет назад. Эмоции нас переполняют, хочется кататься по афганской пыли и обнимать эту землю! То, что происходит в душе, передать словами невозможно! Столь сильных эмоций я не испытывал за последние 20 лет ни разу!

Слегка унявшись, грузимся в джипы и трогаемся в Мазари-Шариф. В каждой машине по два автоматчика охраны, хотя беспокойство сразу после пересечения моста куда-то само по себе улетучилось. Разглядываю в окно знакомые пейзажи, ловлю изменения за годы отсутствия шурави. Появились сотовые вышки, бензоколонки и высоковольтные опоры ненашенского вида. А в остальном все как было! В Мазари-Шариф прибыли в весьма не хилую резиденцию мэра города. Нас с обильными восточными почестями встречает руководство города и знатные лица. К тому же наши спутники-афганцы из Питера состоят в правящей диаспоре, поэтому и прием нам оказывается на высшем уровне.

Накануне во время перелета мы всю ночь не спали и во время торжественного приема нас «плющит не по-детски», но мы изо всех сил стараемся не захрапеть. За приемом последовал шикарный обед с арбузами на десерт (на дворе май месяц) и светские беседы в саду. На «закуску» наш эксперт по Афганистану Вячеслав Некрасов легко и непринужденно «обувает» в шахматы моджахедов, осмелившихся с ним сразиться. Они только руками разводят и в очередной раз говорят, что с шурави лучше не связываться. Попутно осматриваю окрестности резиденции.

Роскошь и… на каждом шагу солдат с калашом. забор метра четыре в высоту, ворота противотаранные, бетонные блоки на въезде. В общем уютненько. Ужинаем, и нам показывают комнаты для отдыха. Везде присутствует восточная роскошь и… кровать, на которой целый взвод можно уложить! Впервые в жизни почувствовал себя белым человеком! Засыпал как в сказке, а ведь двадцать девять лет назад спал на этой же афганской земле зимой в открытом окопе на подкладке из камыша. Утром нас везут на экскурсию на завод азотных удобрений, построенный Советским Союзом.

Как же обрадовался персонал завода при нашем появлении! Их радости от того, что вернулись шурави, не было предела! И как они расстроились, когда узнали, что мы проездом… На предприятии все надписи по-русски, оборудование все советское, специалисты учились в Союзе и по нашему лопочут исправно. Поразил порядок на предприятии! Чистота идеальная, все ухожено, покрашено, вылизано. Даже заводской общественный туалет был отдраен не хуже чем в Интуристе! Завод этот настолько важен для сельского хозяйства Афганистана, что даже во время самых ак- тивных боев его никто не тронул!

После в честь нашего приезда в живописном уголке завода возле ручья «накрыли поляну». Плов был отменный! на торжество пришел мулла и весьма мило с нами общался. Встретили таджикских земляков по СССР из Душанбе. Бригада дорожных строителей во главе с пожилым бригадиром была искренне нам рада. Бугор поведал, что партбилет хранит дома как святыню и очень надеется на скорейшее восстановление Союза. Крыл демократов и прочих лиц, разваливших СССР, чистейшим русским матом и обещал им кару небесную. Афганцы на нас с таджиками смотрели как на один народ и называли и тех, и других не иначе как шурави. Так и есть, мы пока еще по-прежнему советские!

Вечером поехали смотреть соревнования по волейболу. Играла личная команда мэра Мазари-Шарифа против сборной рабочих из Таджикистана. В Афганистане этот вид спорта очень развит. На матч собралось огромное количество людей, яблоку упасть негде было. Знакомые таджики, едва меня заприметив, тут же уступили мне самое лучшее место, самый молодой метнулся и принес мне мороженое! Мне вновь стало стыдно за свой народ перед таджиками…

Я в молодые годы играл в волейбол и был неимоверно поражен качеством афганской игры. Играли очень профессионально и красиво. Зрители были в восторге. Наши таджики не посрамили честь бывшего Союза и к нашей радости выиграли! Как потом сказали, что сильно старались для гостей из Москвы! На следующий день нам показали крепость, где содержали захваченных в плен талибов. Бывший советский гарнизон использовали как тюрьму для нескольких тысяч религиозных фанатов. Однажды талибы взбунтовались, но правительственные войска жестко подавили бунт – часть перебили, а укрывшихся в подвалах, затопили водой. По всей территории крепости валялась окровавленная одежда талибов, куча гильз и огромная гора искореженных автоматов и винтовок, изъятых у них.

Я заприметил огромное разнообразие стволов – начиная от английского бура до экзотики из Чеховсловакии. Больше всего, как ни странно, было легендарных советских ППШ. Кроме всего, в крепости еще с советских времен валялось много ржавых касок и остатков бронетехники. На обратном пути заехали в небольшую мечеть, которую построили советские строители и передали афганцам. Мулла даже разрешил кафирам (иноверцам) зайти внутрь. Подобное могло означать высший знак уважения и благодарности! На востоке посещение иноверцами мечети очень сурово преследуется.

Есть в Мазари-Шарифе крупнейшая и древнейшая в стране мечеть. Мы не могли не посмотреть на это чудо света. Внутрь нас, конечно, не пустили, а вот по территории беспрепятственно позволили походить. Архитектурный ансамбль просто великолепный, красота неописуемая! Особенно впечатлила огромная голубятня. Ахмад Шах Массуд любил этих птиц, и в память о Пандшерском Льве афганцы в мечети содержат целую птицеферму.

Несколько дней в Мазари-Шарифе пролетели быстро. Этот город жемчужиной остался в памяти – красивый, самобытный и достаточно мирный. Пора двигать на Кабул. Вечером с городским руководителем едем «посидеть на дорожку» в чайхону. Во дворце руководителям нельзя «бухнуть» – перед своим народом и слугами они должны быть чисты и трезвы как ангелы. А вот в чайхоне с нашим братом они усугубили изрядно на прощание. Пили вискарь из чайников: конспирация, однако!

 

 

Павел Хлюпин, ветеран войны в Афганстане,

создатель сайта pogranec.ru

One comment

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

просмотров: 264