просмотров: 138

Здравствуйте, дорогие читатели “Лопасни”! На прошлой неделе случилось то, что не могло не случиться – бывшего начальника чеховской полиции полковника Большакова отправили в СИЗО прямо из Басманного суда, в котором слушалось его дело об избрании меры пресечения. До 2 августа как минимум товарищ будет коротать время в камере предварительного заключения. Надеюсь, что дальше будет больше, ибо помимо обвинения в незаконном хранении огнестрела, следователи планируют дополнить биографию Большакова статьями 210 УК РФ (организация преступного сообщества), 290 (получение взятки), 285 (злоупотребление должностными полномочиями) и 286 (превышение должностных полномочий). Удивительно? Нисколько! Более трех лет я открыто говорил о преступной деятельности Большакова. Выходили статьи в газете Лопасня, тема поднималась в эфирах радиостанции “Комета”, я лично выступал на заседаниях совета депутатов с заявлениями о том, какие ужасы творятся в полиции Чехова. Большаков в отместку с полицейским задором, на который только был способен, срывал мне предвыборную кампанию, пытался арестовать моего несовершеннолетнего сына, засылал провокаторов в кофейню жены и так далее до бесконечности. В общем, мстил как мог с использованием своего служебного положения и собственных подчиненных. И всем было, прошу прощения, пофиг! Сотрудница Чеховской прокуратуры госпожа Ватутина однажды просто отказалась у меня принять заявление на Большакова. Судья Чеховского суда – самого справедливого суда в мире – госпожа Геберт сочла статью, опубликованную в “Лопасне” и описывающую реальные факты полицейского беспредела в Чехове оскорбляющей честь и достоинство Большакова. Своим решением Геберт дважды заставила редакцию газеты извиняться перед этим полицаем. А заодно постановила взыскать с меня в пользу страдальца Большакова 15 тыс руб морального ущерба: мол, страдал он из-за статьи в “Лопасне” немыслимо. А ведь газета просто рассказала историю о том, как полицейские под личным руководством Большакова жестко «повязали» пожилую женщину за раздачу газет на станции. Сотрудники с собаками в брониках и с оружием так “упаковали” бабулю в свой УАЗик, что врачи потом констатировали у нее травмы. Но на этом Большаков не остановился – отправил бабушку в дурдом. Хорошо, что врачи оказались нормальными – отпустили старушку в силу ее абсолютного душевного здоровья. Вот и возникает у меня резонный вопрос, а куда смотрели тогдашняя прокуратура и следственный комитет? Чем руководствовался Чеховский суд, когда выносил решение? Уже очевидно, что экс-полицаю Большакову за содеянное придется отдуваться в лесах Мордовии, но кто ответит за многолетнее приподзакрывание глаз на его «художества»? Или по сути пособничество? Искренне ваш, Павел Хлюпин

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

просмотров: 138